Самые лучшие с тихи дементьева

Все начинается с любви: И наше счастье, и печали. А я смотрю в глаза твои, Как будто все у самые лучшие с тихи дементьева в начале. Нет женщин нелюбимых, Невстреченные.

Проходит кто-то самые лучшие с тихи дементьева, Когда бы рядом сесть. Когда бы слово молвить И всё переменить. Былое светом молний, Как плёнку, засветить. Нет нелюбимых женщин, И каждая права. Как в раковине жемчуг, — В душе любовь жива. Всё в мире поправимо, Лишь окажите честь Нет женщин нелюбимых, Пока мужчины. Мы так долго не виделись. Какие прекрасные сумерки выдались!

И все позабылось, Что помнить не хочется: Обиды твои и мое одиночество. Душа моя, как холостяцкая комната, — Ни взглядов твоих в ней, Ни детского гомона. Завалена книгами площадь жилищная, Как сердце словами, Теперь уже лишними. Ах, эти слова, будто листья опавшие. И слезы, на целую жизнь опоздавшие. У нас встреча с тобой, А не проводы.

Мы снова сегодня наивны и молоды.

самые лучшие с тихи дементьева

И ветры зеленые Сменит пурга. Носите красавиц На крепких руках. Ни боль и ни зависть Не ждут вас в потьмах. Избавьте любимых От мелких обид, Когда нестерпимо В них ревность болит.

Пусть будет неведом Вам горький разлад. По вашему следу Лишь весны спешат. По вашему следу Не ходит беда. Я снова уеду В былые года. Где были так юны И счастливы. Где долгие луны Светили из тьмы. Была ты со мною Строга и горда. А все остальное Сейчас как тогда: Те же рощи зеленые, Те же снега. Не ссорьтесь, влюбленные, Жизнь коротка. В любви мелочей не бывает. Все высшего смысла полно Вот кто-то ромашку срывает. Надежды своей не скрывает.

Расставшись - Глядит на окно. Все скрытого смысла полно Улыбка в ответ остывает, Хоть было недавно смешно. И к прошлым словам не взывает. Так, значит, любовь убывает. И, видно, уж так суждено. Все тайного смысла полно Земля уже самые лучшие с тихи дементьева рассвет. И алый цвет к лицу Иерусалиму.

Ты — неповторимо, Хотя и повторялось тыщи лет. Восход рисует вновь Иерусалим. Одно движенье гениальной кисти — И вот уже зазеленели листья, И вспыхнул купол, и самые лучшие с тихи дементьева за. Самые лучшие с тихи дементьева тебе, святой Иерусалим!

самые лучшие с тихи дементьева

Я эту землю увидать не чаял. А солнце поднимается все выше. Я с городом святым наедине. И снова поражаюсь, как он выжил В той ненависти, войнах и огне. Наступит день — сюда сойдет Мессия.

И, встав у замурованных ворот, Он усмехнется мрачному бессилью Своих врагов, не веривших в приход.

самые лучшие с тихи дементьева

В долине состоится страшный суд. Восстанут из могил Иерусалима Умершие И нас судить придут. И только совесть будет несудима. До чего же мы устали От московской суеты, От писательских баталий И от светской пустоты. И, забыв самые лучшие с тихи дементьева все на свете, Мы летим в Иерусалим, Чтобы Новый год там встретить Рядом с небом голубым.

На Святой земле, как прежде, В декабре цветут цветы. Жаль, бываем мы все реже В этом царстве красоты. Жаль, что жизнь здесь стала круче — Со взрывчаткой и стрельбой. И страданием измучен, Стал Израиль моей судьбой. И, хотя еврейской крови Нет ни в предках, ни во мне, Я горжусь своей любовью К самые лучшие с тихи дементьева избранной стране. Я в Израиле, как дома На подъем душа легка.

Если ж мы в разлуке долго, Точит душу мне тоска. Там таинственные пальмы Ловят в веер ветерок. Как любил свой север Бальмонт, Так люблю я свой Восток. Море катит изумруды И крошит их возле скал. Если есть на свете чудо, То его я отыскал. Отыскал библейский остров — Вечный берег трех морей, Где живу легко и просто, Вместе с Музою.

В ноябре встречаюсь с маем Вопреки календарю. Я в Израиле, как дома. Только жаль, что дома. И беру я в рай билет Законы чту и полюбил страну. И ничего плохого им не сделав, Я чувствую в душе своей вину. Не потому ль, что издавна в России Таилась к этим людям неприязнь. И чем им только в злобе ни грозили!

Какие души втаптывали в грязь! Хотя не все виновны. Не все хулу держали про запас. Прошли мы вместе лагеря и войны. И покаянье примиряет. Дай Господи Земле обетованной На все века надежду и покой. И кем бы ни был ты — Абрамом иль Иваном, Для нас с самые лучшие с тихи дементьева планеты нет. На черном небе тихо гаснут звезды, И Самые лучшие с тихи дементьева называет имена.

И горем здесь пропитан даже воздух, Как будто продолжается война. Который год чернеет это небо, Который год звучат здесь имена, И кажется, что это смотрит слепо На всех живущих горькая вина.

самые лучшие с тихи дементьева

Простите нас, ни в чем не виноватых, Виновных только в том, что мы живем. Ни в жертвах не бывавших, ни в солдатах, Простите нас в бессмертии. На черном небе вновь звезда погасла… Я выхожу из памяти. А над землей, покатой, словно каска, Зовут и плачут имена детей. Что-то дед хирургу говорит.